Про лошадей - Верховая езда и конный спорт


Фигурки на торт   Чм 2018 по футболу в России   Путешествия



О проекте  Реклама  Погода  Новости
 






Статьи о лошадях / Теория верховой езды, Конный туризм, Natural HorsemanShip, Конкур-выездка-троеборье (езды),
Породы лошадей от А до Я, Интересное о лошади, Уход за лошадьми, Анатомия-болезни-лечение, Лекарства для лошадей

Кавалерия нового времени





  Кавалерия нового времени

В XVI веке распространение полевой артиллерии, мушкетов и пик привело к изменению в соотношении сил между пехотой и кавалерией в пользу пехоты.

Рыцарская конница разделилась на две ветви, - рейтаров и жандармов (тяжеловооруженных - классических рыцарей). Жандармы выступали в сплошных сочлененных доспехах, достигших к тому времени максимальных надежности и веса, и на бронированных конях.

Основным их оружием оставались длинные копья. Рейтары, напротив, облегчали защитное снаряжение, делая его более практичным.

Необходимость быстро преодолевать пространство, простреливаемое артиллерией и мушкетерами, и избегать нежелательных контактов с алебардщиками, привела к снятию брони с коня

Затем, рейтары вылезли из ножных лат. Ковыляющий в железных сапогах спешенный жандарм не имел шансов отбиться от проворного алебардщика, оружие которого было длиннее, - жесткие ботфорты со шпорами, были немного, но лучше. Для улучшения обзора рейтары стали предпочитать открытые, как у оруженосцев, шлемы.
Затем рейтары начали постепенно расставаться с латными перчатками, наручами и наплечами. Не потому, что с появлением мушкетов доспехи уже не обеспечивали должной защиты, - от 90% опасностей они защищали, но и мешали владеть оружием. Пока таковым было копье и тяжелый сварной меч, это еще не было актуально, но освоение технологии переделки чугуна позволило изготавливать не только лучшие доспехи, но и сравнительно легкие мечи. Теперь, для того, чтобы быстро наносить и отражать удары, руки требовалось освободить от лишнего веса и стеснения доспехами.

Позже, именно из этих соображений, - чтобы освободить правую руку, - гусары носили куртку только на левое плечо. За наплечами скоро последовали набедренники. Стальная юбка оказалась зловредным элементом защитного снаряжения, не дающим всаднику вертеть задницей в седле. Теперь, когда кавалерии все чаще приходилось биться с пехотой, рейтару требовалось иметь возможность отбиваться при нападении если не сзади, то, хотя бы, сбоку. Однако, до 30-х годов XVII века защитное снаряжение тяжелого кавалериста далеко не всегда ограничивалось одними только кирасой и шлемом. Процесс отказа от защитного снаряжения занял практически целое столетие. Но рейтар неуклонно превращался в кирасира.

Для боя с пехотой было неудобно и длинное тяжелое копье. Рейтары стали использовать более короткие и легкие копья, принятые ранее у легкой кавалерии, а часто и вовсе отказывались от копий, полагаясь на седельные мечи. В какой-то мере заменой копью стали пистолеты. Всадники подъезжали к пикинерам на расстояние "с которого видны белки глаз противника" (немного не доезжая наконечников пик) и обстреливали их. Позже, когда огнестрельного оружия у пехоты стало больше, а пик меньше, эта тактика использоваться перестала.

В XVII веке, когда защитное снаряжение всадника свелось к кирасе и шлему, место тяжелой рыцарской конницы в Европе заняли кирасиры

Возрастание требований к подвижности привело и к замещению дестриэ несколько более легкими (но, около 175 см в холке) кирасирскими конями. Кирасиры, в отличие от рыцарей, уже не задерживали движение пехоты на марше, на позицию выезжали рысью и проскакивали галопом (вызывавшим пугающие сейсмические явления) последние 800-1000 метров, чтобы снизить потери от огня артиллерии. Однако, тяжелая кавалерия, по-прежнему, не вела преследования и, обычно, в течение сражения ходила только в одну атаку, - решающую. Тактика же атаки применяемая кирасирами оставалась классической. Против пехоты, как и против кавалерии, использовался наезд и холодное оружие (палаш) - в указанной последовательности. Пистолеты кирасир теперь носил только для самообороны, - на тот случай, если вынужден будет остановиться или потеряет коня. Кирасиры составляли порядка 10-12% всей регулярной кавалерии. По традиции, хотя с конца XVII века вооружались эти войска уже за казенный счет, формировались они из знати.

Шлема же не имелось, как правило. Кирасир сидел высоко и мало рисковал получить удар в голову.

Распространившиеся в Европе с середины XVII века легкие пики уже не решали задачи обороны от кавалерии. Тем более не решали ее и штыки. Только артиллерия и залповая стрельба из противотанковых ружей (называемых в ту пору мушкетами) имели необходимое действие. Даже более чем необходимое, так как тяжелая кавалерия все более теряла популярность. Плотные и малоподвижные клинья несли неоправданные потери еще на подходе, - а стоил каждый кирасир (в сборе) дорого. Однако, кирасиры Фридриха II не раз добывали своему королю победы, - в том числе и над русской армией. Шлем наполеоновского кирасира считался у англичан почетным трофеем, а его добыча в бою - подвигом достойным потомка рыцарей Круглого стола. В качестве более дешевой замены, место кирасиров в XVIII веке в Европе постепенно стали занимать уланы, также часто называемые тяжелой кавалерией.

Уланы использовали обычного размера и подвижности лошадей, но могли атаковать пехоту наездом, - с исчезновением пик резко снизились и требования к массе лошади. В кавалерийском бою, однако, уланы не имели преимуществ над другой кавалерией. Само название этой конницы, как и ее тактика, были заимствованы поляками у панцирной кавалерии татар, в отличие от конных лучников, атаковавшей сомкнутым строем с пиками на перевес. Позже, уланские отряды появились в России. Во Франции их ввел Наполеон, а в XIX веке уланы, фактически, полностью вытеснили кирасиров по всей Европе.

С конца XVII века основную массу европейской конницы образовывали драгуны (а к этой категории надо отнести и всяческих конноегерей, конногренадеров, карабинеров и даже королевских мушкетеров). Происходил этот род войск от конноарбалетчиков XV века, которые следовали за рыцарской кавалерией верхом, но для стрельбы спешивались. И в XVIII веке драгуны спешивались для стрельбы и заряжения ружей. Но, тем не менее, драгунов можно разделить на две категории, - ездящую пехоту, которая использовала лошадей для увеличения мобильности, но на поле боя спешивалась (к этой категории можно отнести всех, кто имел приставку конно), и кавалерию, которая могла спешиваться, если этого требовали обстоятельства. То есть, если для стрельбы драгуны и спешивались, то это не значило, что стрельба для них была главным способом ведения боя. Во всяком случае, не для всех. С середины XIX века, когда роль ручного огнестрельного оружия резко возросла, драгуны, действительно, стали только ездящей пехотой, но в XVIII веке все еще были преимущественно кавалерией, основным оружием которой были сабли.

Чисто ездящие драгуны использовали любых верховых лошадей, - они ведь на них не воевали, а только передвигались. Из чего проистекала большая экономия казне, к тому же, в случае войны можно было резко увеличить количество таких драгун за счет мобилизации лошадей. Хрестоматийные же драгуны с конскими хвостами располагали, как и европейские уланы, серьезными конями ростом 165 см и могли по обстоятельствам выступать или как стрелки с короткими ружьями, или как кавалерия, способная атаковать наездом рассеянную пехоту и другую кавалерию. Впрочем, попытки драгун атаковать наездом упертую пехоту чаще всего терпели неудачу из-за саботажа конского состава. Драгуны почитались наименее элитарной частью европейской кавалерии и имели худшую подготовку.





Гусарам требовались отборные лошади, - быстрые и, одновременно, достаточно сильные для боя, - то есть, ростом, все-таки, не менее 155 см. Из-за дороговизны материальной части, гусар, как и кирасиров было немного, - тоже, около 10-12% общей численности кавалерии. Преимущество гусарские лошади над драгунскими, впрочем, имели только в максимальной скорости. Не уступая лучшим образцам азиатского коневодства в скорости и превосходя их в силе, европейские быстрые лошади существенно уступали азиатским в выносливости и неприхотливости. За сутки гусарскими полками преодолевалось не более 50 км, притом, что фураж использовался в походе всегда, независимо от времени года и переходов.

Произошедшее в XVII веке смещение вектора российской экспансии с востока на запад предъявило новые требования к коневодству. Быстрые и неприхотливые русские боевые кони показавшие себя в XIV-XVI веках удобными для борьбы с азиатской кавалерией, для атак на сомкнутую пехоту и европейскую конницу оказывались слишком слабы. В этой связи, в середине XVII века Алексей Тишайший оказался вынужден импортировать материальную часть для формирования первых регулярных драгунских и рейтарских полков. Ни какого боевого значения, впрочем, 1-2 тысячи русских драгун и рейтаров при Алексее еще не имели. Зато, Алексей построил вокруг Москвы конские заводы, деятельность которых спустя полвека позволила Петру располагать уже 40 тыс драгун.

Русская кавалерия эпохи Северной войны, однако, представляла собой еще довольно странное зрелище

Кони были на уровне, но вооружение всадников поражало разнообразием. Здесь были и мушкетоны, и пистолеты, и драгунские ружья, и совершенно непригодные для выстрела с седла фузеи. В качестве холодного оружия могли выступать откованные из передельной стали сабли, палаши, шпаги и даже оставшиеся от эпохи Алексея седельные мечи. Тем более удивительно, что такой беспорядок был не следствием небрежения, головотяпства или скудости средств, - нет, - только не при Петре! Русская кавалерия состояла только из кое-как вооруженных и скверно умеющих держаться в седле драгун, потому, что так и было задумано. Петр, ведь, копировал лучшую по его времени в Европе шведскую армию, в которой главный удар всегда наносился пехотой, а кавалерия играла вспомогательную роль. Петр добросовестно превзошел учителей, - несмотря на объективную слабость, русская кавалерия продемонстрировала свое превосходство над шведской. Но авторитет шведского оружия после Северной войны заметно упал, а в Европе шведское отношение к кавалерии разделяли только швейцарцы. Под влиянием европейских стандартов, в начале XVIII века некоторые меры для увеличения боеспособности русской конницы были приняты. В частности, в Гамбурге были произведены закупки лошадей пригодных для вооружения кирасирских полков.

Война с Пруссией убедительно показала недостаточность предпринятых шагов. Хотя, русская кавалерия превосходила числом прусскую в полтора раза, но только половина ее была регулярной, а против 10 тыс кирасиров Фридриха Россия выставила только 3 тыс. Много выше в армии Фридриха была поставлена и подготовка всадников. Прусская кавалерия полностью господствовала на поле боя и всю тяжесть борьбы пришлось выносить русским пехоте и артиллерии. Не было в России долгое время и гусарских частей. Предполагалось, что функции легкой кавалерии с успехом смогут решить многочисленные ополчения. Но ни компании против Турции, ни война в Пруссии, не подтвердили этого.

В Восточной Европе и на Ближнем Востоке значительную роль играла иррегулярная кавалерия, выставляемая многочисленными сословиями и целыми народностями обязанными вооружаться за свой счет. Исключая ополчения народов сохранивших и в новое время кочевой образ жизни, - калмыков и башкир, - европейская и русская иррегулярная кавалерия не только не атаковала наездом, но и не стреляла с седла. Фактически, она ни как не могла угрожать пехоте, если только та не обращалась в бегство.

Только во второй половине XVIII века Россия ликвидировала отставание от Европейских государств в качестве кавалерии. К XIX веку относится знаменитая сказка Ершова "Конек Горбунок", рост коего был указан автором, как "только три вершка". Тяжело видеть потуги иллюстраторов изобразить посадку главного героя на коня 13.5 см ростом. Потому тяжело, что во времена Ершова рост лошадей измеряли не от уровня земли, а от уровня в один аршин (142 см). Например, крестьянские лошади, обычно, имели рост "без вершка", - то есть 138 см. Рост же Конька означал 156 см в холке. Примерно столько, сколько было у коней русской поместной кавалерии XVI века и на 10 сантиметров больше, чем у коней македонских гейтаров, но по меркам XIX века - нижняя граница "строевой" лошади. Крупные браться Конька, попавшие на царскую конюшню, верно, были 8 вершков ростом.

Доступность лошадей разнилась по регионам и эпохам так же, как и доступность прочего вооружения, но подчинялась она при этом несколько иным закономерностям

Лошади, ведь, производились совершенно иным путем, нежели сабли. Воин, желающий выступить конным, должен был иметь средства для содержания специального, только для этого предназначенного коня. Для кочевников это само по себе не представляло ни малейшей проблемы, - одним конем в табуне больше, одним меньше, - какая разница? Но кочевое хозяйство жестко ограничивало рост лошади, - кочевники, ведь, не имели ни конюшен, ни запасов сена и овса, а зимовать на подножном корму получалось только у лошадей ниже 150 см в холке. В американских прериях, конечно, могли круглогодично пастись табуны рослых мустангов, но прерия √ это ближе к саванне. Там снега нет. В сухих и холодных евразийских степях дикие лошади имели очень скромные габариты. Иной оказывалась ситуация у земледельческих народов. Крепкий хозяин, безусловно, держал не одну лошадь, и заготавливал для скота корм. На поливных землях в Азии еще можно было обойтись без рабочих животных, но в Европе √ ни как. И за работу крестьянин с лошадью расплачивался тем, что кормил ее зимой. Но под седло рабочая лошадь, скроенная с таким расчетом, чтобы хозяину в случае чего нетрудно было бы ее поймать, не годилась.

Держать же верховых лошадей, стоимость и расходы на содержание у которых даже при самом демократическом варианте исполнения оказывались вдвое выше, чем у рабочих, крестьяне могли редко. Такая лошадь √ роскошь, а излишки у крестьян неизбежно изымались господствующими классами. Да и зажиточный хозяин нашел бы лучшее применение овсу и сену, чем содержать бесполезную в хозяйстве лошадь.

Выставляли конных воинов лишь привилегированные категории земледельцев, освобожденных от повинностей, щедро наделенных землей в удобной для коневодства местности и обязанных законом содержать строевых лошадей. При этом, как правило, предусматривалось, что более зажиточные будут помогать неимущим. Но, и в таком случае состоятельность ополченцев не всегда оказывалась достаточна. Так, в XVII веке только 10% российских и украинских казаков попадали в категорию доброконных. В начале XIX века к таковым все еще относилась только половина, и лишь в начале XX века конь стал неотъемлемым атрибутом казачества (при мобилизационном напряжении один воин с трех дворов).

Поскольку, содержание регулярных войск или даже феодальных ополчений требовало возложения на земледельческое население тяжелых повинностей, выделение подобных казакам "полувоенных" сословий (аналогами которых на Балканах выступали мадьярские ополченцы, византийские стратиоты и турецкие тимариоты), не могло иметь большого распространения. Даже там, где они, вообще, существовали, к ним относилось всего несколько процентов населения. Да и из них, как упоминалось выше, конными выступить могла только часть.


Смотрите также:
Конский доспех
Средневековые турниры
Кавалерия античности









Дешевые авиабилеты!


Покупка, продажа лошадей

Все породы лошадей

Фото лошадей

Статьи про лошадей

Форум лошадей, конный форум

Прокат лошадей

Бесплатные объявления






О проекте
Реклама на сайте
Партнеры
Карта сайта



      Rambler's Top100   Яндекс.Метрика

Лошади и кони, породы лошадей, фото лошадей. Web дизайн и создание сайта http://rosdesign.com